50

Проснувшись рано утром, чувствуешь ставшее обыкновенным смертельное нездоровье.
ЗАВТРА уже никогда больше не придет. Увы!

Тёмные лучи

Тень силы в помещениях дворовых, -
Высокая, стремительная мощь.
Я вижу: в жизни больше нет опоры;
И осень льет кровавый, мерзкий дождь.

И до могилы - как не до постели...
Читаешь сердцу про'клятых сонет.
Не в ночь мои глаза всю жизнь глядели -
Но ночью был весь этот белый свет.

49

Свободы нет - потому-то, может быть, нет жены.
Но жена ведь - олицетворение свободы.
Жена и есть свобода.
Нет жены и - потому нет свободы. Не сдвинуться... НАВАЖДЕНИЕ.

48

Хочется быть и ТАМ и ЗДЕСЬ.
Думаю об ЭТОМ, лежа в постели, в окне через занавеси сумеречное небо; деревенская тишина, читаю "Последние листья" Розанова... Все читаю - перечитываю, точнее. Времени-то до сего дня не было читать.
И ТАМ и ЗДЕСЬ...
В Москве и деревне...
Недели две деревенского покоя, затем - две недели БЛЕСТЯЩЕЙ столичной жизни.
С друзьями по Москве - коих нынче не имеется и, думается, никогда ИХ не будет.
С женой.
Не обязательно с москвичкой. Может даже с НЕ-МОСКВИЧКОЙ, с уроженкой этих мест, близлежащих мест, Тамбовской губернии пусть.
С женой, с друзьями - в Москве.
С женой или В ОДИНОЧКУ (жена - по своим делам - в Москве или в Тамбове, в Пензе, в Рязани) - здесь, в деревне.